воскресенье, 24 мая 2015 г.

"Восточное партнерство". Рижский экзамен.

     

     "Бесполезно говорить: "Мы делаем все, что можем". Надо сделать то, что необходимо!" У. Чёрчилль.



Расхождения в оценках итогов прошедшего в Риге очередного саммита "Восточного партнерства", ярко продемонстрировали известное правило, что точка зрения определяется точкой сидения. Если отбросить политическую мишуру и дипломатическую иносказательность, а попытаться сосредоточиться на оценке фактических результатов, то можно отметить, что Программа "Восточного партнерства" является, несомненно, успешным геополитическим проектом ЕС. 

     Направленная на увеличение влияния ЕС на шесть стран (Украина, Грузия, Молдова, Азербайджан, Армения, Белорусь) бывшего СССР, входивших в интеграционный проект с РФ под названием СНГ, всего за 5 лет с одной страной Программа выполнена полностью (Молдова), еще с двумя (Украина, Грузия) - процентов на 75% (осталась либерализация визового режима), с 2-мя процентов на 50% (Азербайджан и Армения) и только с Белорусью пока нет существенных результатов. Как для геополитического проекта, динамика весьма впечатляющая, особенно учитывая силу сопротивления РФ, выбравшей стратегию отрицания провала собственных интеграционных геополитических проектов на европейском континенте и перешедшей на насильственные методы интеграции из арсенала колониальной политики.
     Очевидно, что политические лидеры ЕС, начиная эту Программу, не преследовали цели присоединения этих стран к ЕС, поскольку отчетливо представляли как внешние, так и внутренние угрозы дальнейшего расширения ЕС на Восток европейского континента. События, происходящие сейчас на Востоке Украины, подтверждают, что эти опасения были весьма обоснованными. Также очевидно, что внутренние напряжения в конфедеративном устройстве ЕС, возникшие даже вследствие осуществления только Программы "Восточного партнерства", по своему уровню превзошли ожидаемые европейскими лидерами и актуализировали для ЕС процессы внутренней перестройки на более высокую интеграционную ступень, т.е. преобразование в полноценное федеративное государство, в какой-то степени повторяя исторический путь США. Такая трансформация естественно может вызвать существенные изменения в военно-политической структуре НАТО, привести к выходу отдельных стран ЕС из такого федеративного союза и образованию новых европейских конфедераций, связанных между собой высочайшей степенью экономической интеграции и общими цивилизационными ценностями, но обладающих военно-политическими различиями, вызванными необходимостью решения разных внешних и внутренних задач, стоящих перед каждым конкретным европейским государством. Такая конструкция значительно устойчивей и жизнеспособней, поскольку позволяет более гибко и оперативно реагировать на внешние изменения, скорость и масштабы которых в ближайшие десятилетия на европейском континенте будут только возрастать.
     Следовательно, Украине необходимо сосредоточиться на скорейшем и безусловном выполнении всех задач, вытекающих из СВОЕЙ части Программы "Восточного партнерства", а интеграционные планы в сфере военно-политического сотрудничества строить исходя из существующих реалий и стратегического прогнозирования развития ситуации на континенте, а не эфемерных политических амбиций лидеров, подменяющих государственное строительство политическим популизмом и продолжающих упорно спекулировать на  теме интеграции Украины в ЕС и НАТО. 
"Званая гостья Европы" (рекомендую прочесть).

     Усилия по выполнению Программы "Восточного партнерства" с ЕС должны сочетаться с последовательной и настойчивой работой, используя механизм максимально интенсивных двухсторонних отношений, по созданию нового интеграционного военно-политического союза с перспективой преобразования его в конфедерацию восточно-европейских государств. Помимо шести стран Программы "Восточного партнерства" в таком союзе идеально было бы увидеть Польшу, Литву, Румынию и Турцию.
     Успешный союз Польши, Литвы и Украины, начало которому в военной сфере уже положено созданием первого общего совместного военного формирования, будет надежным и естественным выбором для Белоруси, в момент неминуемого ухудшения отношений с РФ, вызванного неизбежным нарастанием экономического и внутриполитического кризиса в РФ, позволит ей эффективно завершить выполнение Программы "Восточного партнерства" с ЕС и кардинально усилит безопасность всех этих стран, имеющих общую угрозу в лице РФ.
     Такой же союз Румынии, Украины и Молдовы позволит наконец закончить приднестровский конфликт, сняв все возможные национальные и языковые проблемы и создав достаточный военный аргумент для окончательного вывода 14-й армии РФ с территории Молдовы. 
     Ну и наконец, совместные интересы в Черноморском регионе и на Кавказе, имеющие колоссальное значение для будущего экономического роста всей Европы, становящегося новым мировым геополитическим перекрестком, в котором завязан весь современный узел международных проблем от Китая, Афганистана, стран Средней Азии, Аравийского полуострова, Ближнего Востока, Крыма до внутренних проблем в РФ на Кавказе, по масштабам и значению являются значительно более интересными и достойными для реализации амбиций политических лидеров Украины, Турции, Грузии, Азербайджана и Армении, чем поиски защиты в виде присоединения к одному из геополитических оппонентов. Украина и Грузия совместными усилиями имеют реальную возможность помочь найти достойный для всех выход из острых проблем между Турцией, Арменией и Азербайджаном, имея основу в виде, в том числе, успешно реализованной программы "Восточного партнерства" с ЕС. 

     АЕ

P.S. Основой для осуществления таких геополитических планов может быть только наличие стратегических союзников в лице США, Канады, Великобритании, Израиля, Саудовской Аравии и ОАЭ, над чем и предстоит трудиться украинской дипломатии.
     

Комментариев нет:

Отправить комментарий